Кок-Жайляу продолжает сотрясать воздух

Общественные слушания по проекту курорта «Кок-Жайляу» в Алматы прошли в напряженной обстановке. Атмосферу накаляли взаимные выпады противников и сторонников строительства курорта в горном урочище —​ обсуждение проходило на повышенных тонах. Споры вокруг проекта продолжаются полтора десятилетия, но в последнее время градус дискуссий повышается.

Проект строительства курорта в урочище близ Алматы, что всего в четырех километрах от высокогорного катка «Медеу», обсуждается с 2002 года. Власти поначалу говорили, что на плато Кок-Жайляу будет «горнолыжный курорт», под который разработали проектно-сметную документацию и технико-экономическое обоснование. Ради реализации проекта из Иле-Алатауского национального природного парка вывели земли, передав их городу, и начали строительство электроподстанции в горах. В 2015 году власти заморозили проект, сославшись на экономический кризис и недовольство общественности. Однако через два года его реанимировали, но в несколько усеченном виде, а сам курорт начали позиционировать как «горный», называя проект «социальным», рассчитанным на массового туриста.

Противники проекта стоят на своих позициях, утверждая, что любая застройка урочища нанесет ущерб местной экосистеме. Сторонники — в их рядах, как показали слушания в Алматы, есть медийные персоны — приводят разные доводы в пользу курорта.

«НОВАЯ ФИЛОСОФИЯ» КУРОРТА

На общественных слушаниях 4 ноября, которые продлились пять часов, обсуждались два ПредОВОСа (проекта предварительной оценки воздействия на окружающую среду). Собственно курорта, а также системы канализации и подъездных дорог. Из докладов руководителя управления туризма и внешних связей акимата Алматы Максата Кикимова, генерального директора компании «ГеоДата Плюс» Людмилы Кузнецовой, представителей компании «Казахский Промстройпроект» участники узнали о «новой философии» проекта, который пришел на смену предыдущему.

Разница в том, что масштабы курорта значительно сокращены по всем параметрам. Ежедневная пропускная емкость курорта снижена с 10 тысяч человек до пяти. Уменьшили длину лыжных трасс (с 65 до 24 с половиной километров), количество подъемников (с 16 до шести). Количество койко-мест с шести с половиной тысяч в гостиницах сократили до 194. Чиновник из акимата привел для сравнения цифру: общее количество койко-мест во всем Алматы — 17 тысяч. То есть кому-то до этого пришла идея построить 40 процентов от этого числа на небольшой территории Кок-Жайляу.

Площадь жилой застройки сократится с 208 тысяч квадратных метров до 19,4 тысячи. Вместо трех искусственных озер, необходимых для оснежения склонов, — одно (80 тысяч кубометров вместо прежних 252 тысяч). Как заверил Максат Кикимов, полностью исключено индивидуальное строительство и газоснабжение.

Прямой урон флоре уменьшится с 22 тысяч деревьев до 1280.

Цена затрат на курорт заметно снизится, и теперь она составит около 230 миллионов долларов США (ранее предусматривалось 1,5 миллиарда долларов).

Горнолыжный туризм в выступлениях официальных лиц представлен как главное направление туризма в Алматы. А курорт «Кок-Жайляу» — ни много ни мало — видится системообразующим в горнолыжном кластере, который протянется от Тургеня до Каскелена. В него, как заявлено, собираются вложить 927 миллионов долларов США, не считая расходов на инфраструктуру, и планируют создать 30 тысяч рабочих мест.

БЮДЖЕТНИКИ И СТУДЕНТЫ?

Эти доклады были зачитаны в бальном зале гостиницы «Казахстан», который вмещает 400 человек, но, как сказал, директор Almaty Mountain Resorts (управляющая компания проекта горного курорта «Кок-Жайляу») Наиль Нуров, пришло 700. Некоторые из участников дискуссии сказали, что еще за полтора часа до начала слушаний фойе отеля было заполнено молодыми людьми, которые, возможно, пришли «по указке», и потом вошли в зал.

В руки противников курорта попал лист, на котором указаны фамилии, должности и контактные данные представителей вуза, которые должны прийти на общественные слушания. Не поддерживающие проект предположили, что масса сидящих в зале людей с хмурыми лицами — это сотрудники бюджетных организаций и студенты. «Заинтересованность» части присутствовавших читалась по их спящим лицам. Кое-кто досыпал в зале.

На слушаниях были замечены и представители тех организаций, объединений, которые традиционно поддерживают акимат в обсуждении этого проекта, — представители совета ветеранов при акимате Алматы, алматинского филиала Ассамблеи народа Казахстана, ветераны локальных военных конфликтов и ряд других.

Надо отметить, что никакого голосования за сам курорт на общественных слушаниях не было предусмотрено и не проводилось. Голосовали только за председателя, секретаря, регламент и повестку. Решать, строить или не строить, будет Государственная экспертиза. Общественные слушания служат только способом сбора мнений общественности.

​«ЗА»…

Модератор Ержан Сулейменов сказал, что для выступлений в прениях записалось более 30 человек. Среди них было немало медийных персон. Политолог Айдос Сарым, PR-специалист Куат Домбай, активист Мухтар Тайжан, артист цирка Мурат Мутурганов, актриса Сая Оразгалиева, телеведущие Евгения Краснова, Фима Иванов. Все они вышли на трибуну и поддержали проект.

На трибуну вышел и кинорежиссер Ермек Турсунов. Но в тот момент, когда по регламенту было время вопросов. Он просил пять минут. Люди возмутились, с чего это такое исключение для отдельно взятой персоны. Турсунов вышел и вскоре ни с чем ушел, так как перекричать противников проекта, их хлопки в ладоши он не смог.

Политолог из Астаны Талгат Калиев с трибуны сказал в сторону группы противников курорта, что их лишь 19 тысяч (столько подписей собрано против строительства курорта), а это всего один процент населения. Многие возмутились, Калиев сравнил с обезьянами противников — из-за их возмущения.

На самом деле неизвестно, сколько процентов в Алматы против, а сколько за курорт. Референдума не только не проводили, он по закону вообще не предусмотрен на уровне городов и сёл. Но неофициальные опросы на нейтральных площадках типа социальной сети Facebook показывают, что не менее 80 процентов голосуют против курорта.

Представители турфирм говорили, что курорт «Кок-Жайляу» им нужен, так как больше туристов «некуда» везти. Гламурные телеведущие, продюсеры, актрисы и просто блогеры во главу угла ставили то, что они матери или отцы и их маленькие дети не могут попасть пешком на Кок-Жайляу. Телеведущая Екатерина Краснова призналась, что из-за этого со своей восьмилетней дочерью вынуждена свободное время поводить в торговых центрах.

— А я хочу, чтобы мои дети росли на свежем воздухе! — сказала она.

У кого-то пожилые родители, которым без гондольной дороги на Кок-Жайляу тоже не подняться. А посему надо строить.

Противников курорта кто-то назвал «элитной кучкой туристов», которая не желает, чтобы больше никто на Кок-Жайляу, кроме них, не ходил.

…И «ПРОТИВ»

Сотрудники акимата привели цифру, что к концу декабря на Кок-Жайляу поднимется стотысячный в этом году посетитель.

Директор рекламного агентства журналист и горный турист Юрий Дорохов в связи с этими цифрами сказал с трибуны:

— По факту мы уже имеем круглогодичный, высокопосещаемый курорт, бесплатный, без необходимости крупных инвестиций. Надо только два контейнера для мусора установить да шлагбаум, чтобы джипы не заезжали, которые портят почву. Это обойдется дешевле, чем стройка. Мои дети на Кок-Жайляу с пяти лет своими ногами ходят.

Противники курорта по-прежнему считают, что вред от него для экологии гор и города недооценен, он экономически нерентабелен и может стать местом образования такого грозного явления, как сель, так как, по их мнению, искусственное озеро, предусмотренное в проекте для оснежения, может рано или поздно прорваться и вызвать сель. Тем более что под местом, где планируют озеро, как считает доктор географических наук Александр Хорошев (он высказал свое мнение в СМИ до слушаний), проходит тектонический разлом и в случае землетрясения есть риск прорыва озера и мощного селя, что может представлять опасность для города. На слушаниях руководитель компании по реализации курорта «Кок-Жайляу» Наиль Нуров заявил, что никакого тектонического разлома там нет. И это при том, что в ПредОВОСе на рисунке 3 (страница 38) возможный тектонический разлом обозначен.

Журналист Вадим Борейко выступил с критикой, что в ПредОВОСе селям посвящена только одна страница. А объем селя может быть полтора миллиона кубометров. Также он опасается, что во время компенсационных посадок краснокнижной яблони Сиверса могут высаживать гибрид этой яблони, так как не все яблони в горах — яблони Сиверса, а акимат не заказывал их генетическое исследование. Сами слушания он предложил признать нелегитимными по трем причинам: не предоставлено ТЭО проекта; у проекта, как выяснилось, нет правоустанавливающих документов на землю. И третье — ПредОВОС и ТЭО не переведены на казахский язык.

Руководитель Экологического общества «Зеленое спасение» Сергей Куратов тоже выступал с критикой проекта, указав, в частности, что на баннере над президиумом написано на казахском «горнолыжный курорт», а на русском — «горный курорт». И непонятно, что сейчас обсуждают.

— Нам удалось ранее добиться, чтобы некоторые требования Орхусской конвенции были включены в правила общественных слушаний. Но всё равно правила не имеют форму учета мнения. Как учитывать? В виде новгородского веча? Как громче всех перекричит, как сегодня получилось? ПредОВОС надо обсуждать на самом раннем этапе, когда все варианты открыты, в том числе нулевой. А уже и подстанцию построили, и миллиарды потратили. ТЭО не является секретным документом. Согласно Орхусской конвенции, вся документация должна быть предоставлена. Как можно было проводить общественные слушания, когда общественности не была предоставлена вся информация? А что мы обсуждаем? Горный курорт или горнолыжный? Ведь горный курорт может быть и без горнолыжной структуры. Они отличаются и по инвестициям, и по воздействию на окружающую среду, — сказал Куратов Азаттыку после слушаний.

​Общественный деятель Аружан Саин на трибуну не выходила, но в зале была и вела оттуда свой прямой эфир в Facebook. Вечером того же дня она написала, что голосование в Facebook’е показало, что «за» проект — семь процентов, «против» — 93. «Кого и кто хочет ввести в заблуждение? По этому проекту не показывают народу ни ТЭО, ни смету, не говоря даже о том, что против — экологи, сейсмологи и защитники Кок Жайлау твердят про тектонический разлом и селеопасность для города», — написала она.

Противники курорта повторили, что считают строительство на плато Кок-Жайляу неуместным, потому что оно увеличит нагрузку на экологию гор и города, а направляемые на проект бюджетные деньги они предлагают потратить на решение насущных социальных и экологических проблем.

На слушаниях были мнения и за курорт, и против курорта. Кто-то свое мнение выражал с трибуны, а кто-то в форме перформанса с пением и танцами:

Источник https://rus.azattyq.org

  • bott1.jpg
  • bott2.jpg
  • bott3.jpg